Намеренное ухудшение жилищных условий развод

Намеренное ухудшение жилищных условий

  • сознательное нарушение порядка пользования жильем;
  • обмен жилья, ведущий к уменьшению уровня обеспеченности жилыми квадратными метрами каждого представителя семьи;
  • развод с последующим выделением доли в квартире;
  • фиктивный брак и регистрация супруги или супруга на жилой площади;
  • не соблюдаются условия проживания в социальном жилье (неуплата коммунальных услуг, порча жилья и пр);
  • дарение или же сделка купли-продажи квартиры либо ее доли, повлекшие за собой уменьшение учетной нормы на каждого
    представителя семьи военнослужащего.
  • уменьшение жилой площади в результате обмена жилья;
  • разделение лицевых счетов;
  • прописка дополнительного лица, например, при заключении брака или рождении ребенка;
  • выселение по решению суда в жилое помещение меньшей площади или менее благоустроенное в результате несоблюдения
  • договора найма жилого помещения (неуплата квартплаты, нарушение правил общежития и пр);
  • передача, продажа жилого помещения или же его доли другим лицам в результате сделки;
  • изменение, определение или выделение отдельных долей жилого помещения другим лицам;
  • перевод части жилья в нежилое помещение;
  • отказ от пользования социальным жильем.

Если в результате одного из перечисленных действий гражданин обращается в государственные органы за помощью в улучшении жилищных условий, то можно говорить о намеренном их ухудшении

Что является ухудшением жилищных условий

  • оформление фиктивного развода;
  • заселение несовершеннолетнего, который до этого момента был зарегистрирован по другому адресу, где и проживал;
  • регистрация лица, который ранее был прописан в другом помещении, и не стоял в очереди на получение квартиры;
  • при выходе гражданина из жилищного кооператива, когда преследуется цель – получить долю;
  • помещение или его доля приводится в состояние нежилого;
  • условия договоров об эксплуатации жилья не исполняются, и как последствие – человек выселен.
  • К примеру, человек подает исковое заявление, в котором выражает требование отменить решение о снятии его с учета в качестве нуждающегося.
  • Ситуация: лицо женится и супруга вселяется в его квартиру, где уже проживало 2 члена семьи.
  • Соответственно, площадь на одного жителя – меньше 18 м.кв.

Консультация юриста: Развод ради ухудшения жилищных условий военнослужащего

а) вселение военнослужащими в жилые помещения супругов, детей и в судебном порядке — родителей военнослужащих, иждивенцев, иных лиц, а также их регистрация по адресу воинской части, в которой военнослужащие проходят военную службу, если до вселения или регистрации по адресу воинской части указанные лица:

В соответствии с пунктом 4 «Инструкции о предоставлении военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах РФ, жилых помещений по договору социального найма», введённой в действие приказом Министра обороны РФ от 30 сентября 2010 года № 1280 «О предоставлении военнослужащим ВС РФ жилых помещений по договору социального найма и служебных жилых помещений», военнослужащие не могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях ранее истечения пяти лет после совершения ими действий по намеренному ухудшению жилищных условий, в результате которых на военнослужащих и членов их семей стало приходиться менее установленной учетной нормы площади жилого помещения (далее именуются — действия по намеренному ухудшению жилищных условий), в том числе связанных с изменением порядка пользования жилыми помещениями, обменом жилых помещений, невыполнением условий договора социального найма жилого помещения, расторжением брака, выделением доли жилых помещений собственниками, отчуждением жилых помещений или их частей.

Намеренное ухудшение жилищных условий: вопросы правоприменения

С 9 ноября 2010 г., то есть с момента вступления в силу приказа Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2010 г. N 1280, функции по ведению жилищного учета и распределению жилья среди военнослужащих были переданы Департаменту жилищного обеспечения Министерства обороны Российской Федерации.
Вместе с тем, ни приказ Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2010 г. N 1280, ни иные нормативные правовые акты Российской Федерации не предусматривают возможности распространения действия этого приказа на правоотношения, имевшие место до его вступления в силу.
Поэтому военный суд полагает необходимым возложить обязанность осуществления действий по восстановлению нарушенных жилищных прав заявителя на командира и жилищную комиссию воинской части».
Исполнение указанного решения военного суда представляется если не затруднительным, то как минимум проблематичным в связи с отсутствием необходимых полномочий как у командира воинской части, так и у соответствующей жилищной комиссии, правовые основания деятельности которой вообще утратили силу.
Новый этап в развитии жилищных отношений с участием военнослужащих начался с принятием Инструкции о предоставлении военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, жилых помещений по договору социального найма, утвержденной приказом Министра обороны Российской Федерации 2010 г. N 1280 (далее — Инструкция), п. 4 которой регламентирует последствия намеренного ухудшения военнослужащими и членами их семей своих жилищных условий:
«Военнослужащие не могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях ранее истечения пяти лет после совершения ими действий по намеренному ухудшению жилищных условий, в результате которых на военнослужащих и членов их семей стало приходиться менее установленной учетной нормы площади жилого помещения (далее именуются — действия по намеренному ухудшению жилищных условий), в том числе связанных с изменением порядка пользования жилыми помещениями, обменом жилых помещений, невыполнением условий договора социального найма жилого помещения, расторжением брака, выделением доли жилых помещений собственниками, отчуждением жилых помещений или их частей.
Не являются действиями по намеренному ухудшению жилищных условий:
а) вселение военнослужащими в жилые помещения супругов, детей и в судебном порядке — родителей военнослужащих, иждивенцев, иных лиц, а также их регистрация по адресу воинской части, в которой военнослужащие проходят военную службу, если до вселения или регистрации по адресу воинской части указанные лица:
не имели жилых помещений в пользовании или на праве собственности;
имели право пользования жилыми помещениями или являлись собственниками жилых помещений, которые в установленном порядке были признаны непригодными для проживания;
произвели действия по прекращению права пользования жилыми помещениями в связи с выездом к месту прохождения военнослужащими военной службы при вступлении с ними в брак;
произвели действия по прекращению права пользования жилыми помещениями в связи с выездом к месту прохождения военной службы военнослужащими, являющимися их родителями (для не состоящих (состоявших) в браке несовершеннолетних детей, детей старше 18 лет, ставших инвалидами до достижения ими возраста 18 лет, детей в возрасте до 23 лет, обучающихся в образовательных учреждениях по очной форме обучения);
б) расторжение по инициативе получателя ренты договора ренты жилого помещения, заключенного им с военнослужащими и (или) членами их семей, с возвратом получателю ренты этого жилого помещения;
в) признание сделки с жилым помещением недействительной в судебном порядке, вследствие чего военнослужащие и (или) члены их семей утратили право пользования жилым помещением или собственности на жилое помещение».
Таким образом, Инструкция установила открытый перечень действий по намеренному ухудшению жилищных условий, предоставив уполномоченному органу Министерства обороны Российской Федерации — Департаменту жилищного обеспечения Министерства обороны Российской Федерации*(5) (далее — Департамент) право принимать решение об отнесении к таковым по своему усмотрению любые иные действия, отвечающие установленным требованиям.
Особый интерес вызывает такое действие, предусмотренное Инструкцией в качестве действия по намеренному ухудшению жилищных условий, как расторжение брака. Несмотря на то что фактически оно является достаточно распространенным среди военнослужащих способом улучшения жилищных условий, практическое применение соответствующей нормы Инструкции представляется проблематичным.
Несомненно, для признания расторжения брака действием, ухудшившим жилищные условия, необходимо, чтобы в результате его совершения на военнослужащего и членов его семьи стало приходиться менее установленной учетной нормы площади жилого помещения, однако при этом нельзя не принимать во внимание и то обстоятельство, что расторжение брака должно быть намеренным (умышленным) и иметь своей целью приобретение военнослужащим права состоять на учете в качестве нуждающегося в жилых помещениях.
Сам факт указания в Инструкции расторжения брака вызывает вполне обоснованные сомнения, связанные с целесообразностью определения данного юридического факта в качестве одного из основополагающих среди действий по намеренному ухудшению жилищных условий, которые обусловлены особым характером института расторжения брака.
Необходимо отметить, что жилищные отношения — это имущественные отношения, представляющие собой отношения, складывающиеся по поводу имущества или прав на имущество — жилое помещение.
В то же время основания и порядок расторжения брака регламентируются Семейным кодексом Российской Федерации, который, тем не менее, предусматривает в качестве одной из своих целей регулирование имущественных отношений, вытекающих из семейных (личных) отношений.
Однако в семейном праве личные отношения имеют приоритетный характер, а имущественные отношения всегда связаны с ними. Личные отношения во многом предопределяют содержание норм, регулирующих имущественные отношения. Имущественные отношения в семье, хотя и имеют важное значение, производны от личных, так как возникают лишь при наличии последних и призваны обслуживать их*(6).
В свете изложенного очевидно, что определение умысла военнослужащего при расторжении брака, который был бы направлен на приобретение им права состоять на учете в качестве нуждающегося в жилых помещениях, представляет трудноразрешимую задачу.
Главным и основным доказательством ухудшения жилищных условий является то, что между действиями гражданина и целью таких действий — приобретение права состоять на учете в качестве нуждающегося в жилых помещениях — должна быть установлена прямая причинная связь. Косвенные обстоятельства и догадки без документального подтверждения не могут расцениваться как намеренность и не должны быть препятствием для признания граждан нуждающимися в получении жилых помещений*(7).
Однако как указанные положения применить к расторжению брака?
Проблема в данной ситуации состоит в конкурировании личных и имущественных отношений, которые часто неразрывно связаны, и определенно разделить интересы (потребности), из них вытекающие, практически невозможно. Сложность заключается как в необходимости определения инициатора расторжения брака, исследования используемого супругами способа расторжения брака, так и в определении мотивации совершения такого действия, которая может зависеть от неограниченного количества факторов, нередко обусловленных личностными, моральными, мировоззренческими, поведенческими и иными чертами военнослужащего или его супруга, не поддающимися ни нормативному регулированию, ни материальному отображению (закреплению). При этом, вышеуказанные обстоятельства могут составлять личную и семейную тайну, что вызовет еще больше трудностей у правоприменителей.
Конечно, если при наличии несовершеннолетних детей военнослужащим расторгнут брак в административном порядке (в органах записи актов гражданского состояния), а по истечении нескольких дней со дня государственной регистрации расторжения брака военнослужащий обратился с рапортом о признании его нуждающимся в жилых помещениях, налицо существование обстоятельств, подтверждающих наличие умысла в действиях данного лица. Однако и в этой ситуации могут существовать условия, опровергающие намеренность действий военнослужащего.

Читать еще -->  Сколько платить госпошлину за регистрацию автомобиля

Окончательное становление института намеренного ухудшения жилищных условий на федеральном уровне произошло с принятием Жилищного кодекса Российской Федерации, ст. 53 которого определила его сущность и содержание.
Необходимо отметить, что достаточно общие положения указанной нормы права требуют конкретизации в нормативных правовых актах, регламентирующих порядок жилищного обеспечения соответствующей категории лиц.

Намеренное ухудшение жилищных условий — это

В этом случае, неоценимую помощь оказало определение, вынесенное Конституционным судом, а также работа, проделанная юристами-правоведами, основываясь на которой можно определить ключевые признаки, дающие возможность различить преднамеренность в ухудшении жилищных условий от действий граждан, в которых не усматривается умысла.

Естественно, оценка действий будет проведена непосредственно судом, но как говорит практика судебного рассмотрения подобных дел, преимущественно граждане по причине необдуманности своих же действий, не осознавая того, создают для себя весомую отсрочку в приобретении новой жилплощади.

Намеренное ухудшение жилищных условий

Государство предоставляет субсидии на безвозмездное получение квартир военнослужащими. Для этого требуется предоставить документацию, подтверждающую отсутствие иного жилья или справки и акты о том, что жилищные условия контрактника не соответствуют санитарным нормам.

Тем не менее, опираясь на мотивации продажи недвижимости, достаточно сложно адекватно определить позицию правообладателя в контексте намерений. Перечисляя позиции, констатирующие изменение качества жизни, статья 53 ЖК не даёт критериев определения намеренности действий.

Намеренное ухудшение условий проживания

Поскольку определения в Жилищном кодексе Российской Федерации на сегодняшний день весьма размыты, у граждан имеется возможность практически любой случай повернуть в своих интересах, при достаточной осведомлённости или обращении к грамотному юристу. Главную роль будет играть документальная доказательная база того, что действия не были преднамеренными.

Любое умышленное действие может быть квалифицировано сознательным причинением ущерба государству. Чтобы внести некоторую ясность, что же является руководствующим фактором в работе государственных структур, следует ссылаться на Жилищный кодекс Российской Федерации.

Намеренное ухудшение жилищных условий развод

Одной из новелл Жилищного кодекса РФ, вступившего в силу 1 марта 2005 г., являются положения ст. 53 Жилищного кодекса РФ, устанавливающие, что граждане, которые с намерением приобрести права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий. Между тем из содержания указанной нормы однозначно не следует, что необходимо понимать под намеренным ухудшением жилищных условий, какие действия следует рассматривать как намеренное ухудшение жилищных условий, каков порядок установления в действиях граждан, желающих встать на учет, факта намеренного ухудшения жилищных условий. Следует отметить, что решение указанных вопросов имеет не только теоретическое, но и практическое значение, поскольку в правоприменительной деятельности судов общей юрисдикции и органов местного самоуправления можно встретить неоднозначное толкование положений ст. 53 Жилищного кодекса Российской Федерации. При этом четких критериев, позволяющих установить в действиях граждан факт намеренного ухудшения жилищных условий, ни судебной практикой, ни правовой наукой не выработано. Оставил данный вопрос без внимания и Пленум Верховного Суда РФ.
Правовая сущность намеренного ухудшения жилищных условий достаточно точно определена Конституционным Судом РФ, который указал, что намеренное ухудшение жилищных условий будет иметь место, если гражданами совершались умышленные действия в целях создания искусственного ухудшения жилищных условий, могущих привести к состоянию, требующему участия со стороны органов государственной власти и местного самоуправления в обеспечении их другим жильем (Определение Конституционного Суда РФ от 19 апреля 2007 г. N 258-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кузнецова Александра Владимировича на нарушение его конституционных прав статьей 53 Жилищного кодекса Российской Федерации»). При этом применение ст. 53 ЖК РФ и развивающих ее подзаконных нормативных актов, как справедливо отмечает Конституционный Суд РФ, должно осуществляться во взаимосвязи с п. 3 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются. Таким образом, намеренное ухудшение жилищных условий является частным случаем злоупотребления правом, заключающимся в использовании лицом субъективного права в противоречии с его социальным назначением.
Анализируя положения ст. 53 Жилищного кодекса РФ, В.М. Корякин выделяет следующие признаки намеренного ухудшения жилищных условий:
1) действия совершаются гражданином, который имеет цель приобрести право состоять на учете в качестве нуждающегося в жилом помещении;
2) данный гражданин не состоит на учете в качестве нуждающегося в жилом помещении;
3) действия совершаются преднамеренно (с умыслом получить право быть признанным нуждающимся в жилом помещении);
4) в результате таких действий гражданин может быть признан нуждающимся в жилом помещении.
Вместе с тем указанные признаки, по нашему мнению, не отражают правовой сущности рассматриваемого явления и не позволяют отграничить его от смежных категорий.
Как представляется, можно выделить следующие признаки намеренного ухудшения жилищных условий.
Во-первых, действия, квалифицируемые как намеренное ухудшение жилищных условий, совершаются лицами, которые в соответствии со ст. 49 Жилищного кодекса Российской Федерации имеют право состоять на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий. Между тем, если на момент совершения действий, в результате которых обеспеченность общей площадью жилого помещения на одного члена семьи стала менее учетной нормы, заявитель не относился к категориям граждан, которым на основании ст. 49 Жилищного кодекса Российской Федерации могут быть предоставлены жилые помещения по договорам социального найма, то такие действия нельзя рассматривать как намеренное ухудшение жилищных условий, совершенное с целью приобрести право состоять на учете. Таким образом, действия, направленные на ухудшение жилищных условий, совершаются специальным субъектом.
Во-вторых, по смыслу ст. 53 Жилищного кодекса Российской Федерации как ухудшение жилищных условий следует рассматривать совершение физическими лицами любых юридически значимых действий, в результате которых обеспеченность общей площадью жилого помещения на одного члена семьи стала менее учетной нормы. При этом необходимо учитывать, что совершение указанных действий следует рассматривать как намеренное ухудшение жилищных условий лишь в том случае, если до их совершения обеспеченность общей площадью жилого помещения на одного члена семьи была более учетной нормы.
Как представляется, в соответствии с действующим законодательством намеренное ухудшение жилищных условий составляют исключительно действия, т.е. активное волевое поведение субъектов жилищных правоотношений, направленное на уменьшение обеспеченности общей площадью жилого помещения. Не может быть признано намеренным ухудшением жилищных условий бездействие лица. Так, не является намеренным ухудшением жилищных условий невступление наследника в наследство. Думается, что действующая редакция ст. 53 Жилищного кодекса Российской Федерации не в полной мере соответствует правовой природе рассматриваемого института, так как и в результате бездействия субъекты жилищных правоотношений могут искусственно создать условия, которые потребуют участия со стороны органов государственной власти и местного самоуправления в обеспечении их жилыми помещениями.
В соответствии с жилищным законодательством как ухудшение жилищных условий квалифицируется поведение граждан, направленное на уменьшение обеспеченности общей площадью жилого помещения. При этом не имеют правового значения такие факты, как наличие ремонта, месторасположение, рыночная стоимость жилого помещения. Так, ухудшением жилищных условий будет считаться приобретение жилого помещения большей стоимостью, но меньшей общей площадью. Вместе с тем данные обстоятельства могут свидетельствовать об отсутствии у граждан при совершении подобных действий цели приобретения права состоять на учете нуждающихся.
В качестве действий, направленных на уменьшение обеспеченности общей площадью на одного члена семьи, можно рассматривать:
1) раздел, обмен жилого помещения;
2) перевод пригодного для проживания жилого помещения (части жилого помещения) в нежилое;
3) изменение порядка пользования жилым помещением;
4) вселение (согласие на вселение) гражданином — собственником жилого помещения в принадлежащее ему на праве собственности жилое помещение иных граждан в качестве членов своей семьи, за исключением его супруга, несовершеннолетних детей, совершеннолетних нетрудоспособных детей, нетрудоспособных родителей, а также несовершеннолетних детей и совершеннолетних нетрудоспособных детей супруга;
5) вселение (согласие на вселение) гражданином — членом жилищного или жилищно-строительного кооператива в занимаемое им жилое помещение иных граждан в качестве членов своей семьи, за исключением его супруга, несовершеннолетних детей, совершеннолетних нетрудоспособных детей, нетрудоспособных родителей, а также несовершеннолетних детей и совершеннолетних нетрудоспособных детей супруга;
6) вселение (согласие на вселение) гражданином — нанимателем жилого помещения по договору социального найма в занимаемое им жилое помещение иных граждан в качестве членов своей семьи, за исключением его супруга, несовершеннолетних детей, совершеннолетних нетрудоспособных детей, нетрудоспособных родителей, а также несовершеннолетних детей и совершеннолетних нетрудоспособных детей супруга;
7) отчуждение пригодного для проживания жилого помещения (части жилого помещения);
8) расторжение договора социального найма жилого помещения по требованию наймодателя в случаях, определенных Жилищным кодексом Российской Федерации;
9) выселение гражданина по своей инициативе из жилого помещения, занимаемого им в качестве нанимателя (члена семьи нанимателя) жилого помещения по договору социального найма;
10) определение долей, выдел доли или изменение долей собственниками жилых помещений, если такие действия привели к уменьшению размера занимаемых жилых помещений.
Кроме того, в силу ст. 51 Жилищного кодекса Российской Федерации к ухудшению жилищных условий следует относить действия собственника либо нанимателя жилого помещения, повлекшие за собой приведение жилого помещения в состояние, не отвечающее установленным для жилых помещений требованиям.
Рассматриваемые действия составляют объективную сторону намеренного ухудшения жилищных условий.
Анализ законодательства субъектов Российской Федерации свидетельствует о том, что перечень действий, которые необходимо квалифицировать как намеренное ухудшение жилищных условий, устанавливается региональным законодателем. Вместе с тем думается, что регламентация данного вопроса не относится к компетенции субъектов Российской Федерации. В соответствии с п. 6 ст. 5 Жилищного кодекса Российской Федерации органы государственной власти субъектов Российской Федерации могут принимать законы и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы, регулирующие жилищные правоотношения в пределах своих полномочий на основании Жилищного кодекса РФ, принятых в соответствии с ним федеральных законов. Вместе с тем, в отличие от п. 8 и 9 ст. 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, ни ст. 53 Жилищного кодекса Российской Федерации, ни ст. 12 Жилищного кодекса Российской Федерации не предоставляют органам власти субъектов Российской Федерации такого права.
В-третьих, ухудшение жилищных условий должно носить умышленный характер, т.е. совершая данные действия, лица осознают либо должны осознавать, что в результате они ухудшают свои жилищные условия, так как, к примеру, обеспеченность общей площадью на одного члена семьи становится менее учетной нормы. Следует иметь в виду, что в соответствии со ст. 9 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Совершая юридически значимые действия, в результате которых ухудшаются жилищные условия, лица должны действовать разумно и добросовестно, оценивая последствия своего поведения, в том числе и возможность уменьшения обеспеченности общей площадью жилого помещения либо приведения жилого помещения в состояние, непригодное для дальнейшего проживания в нем.
В-четвертых, действия совершаются гражданами с целью приобретения права состоять на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий. В связи с этим должностным лицам органов местного самоуправления необходимо достоверно установить не только наличие умысла на ухудшение жилищных условий, но и то, что такое ухудшение обусловлено желанием состоять на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий.
Третий и четвертый признаки составляют субъективную сторону намеренного ухудшения жилищных условий и на практике вызывают наибольшие сложности с точки зрения установления и доказывания. Анализ судебной практики показывает, что в подавляющем большинстве случаев именно наличие умысла и цели приобретения права состоять на учете не находит своего подтверждения в судебном заседании.
В целях исключения фактов намеренного ухудшения жилищных условий законами отдельных субъектов Российской Федерации предусматривается необходимость предоставления заявителями документа органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, содержащего сведения о сделках, совершенных заявителем и членами его семьи с жилыми помещениями за последние пять лет; расписки об отсутствии в течение последних пяти лет, предшествующих подаче заявления о принятии на учет, жилого помещения и (или) земельного участка, выделенного для строительства жилого дома, на праве собственности или на основе иного права, подлежащего государственной регистрации, по установленной форме, справок БТИ о неучастии в приватизации за последние пять лет. В то же время справка БТИ о неучастии в приватизации за последние пять лет не исключает возможности совершения гражданами иных сделок с жилыми помещениями и земельными участками в течение последних пяти лет, в том числе отчуждения объектов недвижимости, приобретенных на основании договоров купли-продажи, дарения, уступки прав требования, в порядке наследования. Также следует отметить, что ни Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», ни принятые в его развитие нормативные правовые акты, регламентирующие деятельность указанного органа, не предусматривают правовых оснований выдачи документа о сделках, совершенных с жилыми помещениями и земельными участками за последние пять лет. Кроме того, Росреестр не имеет технической возможности выдавать такого рода справки.
В соответствии со ст. 4 Закона Ненецкого автономного округа от 5 июля 2005 г. N 595-ОЗ «О порядке ведения органами местного самоуправления учета граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, и отдельных вопросах определения общей площади жилого помещения, предоставляемого гражданину по договору социального найма» для установления факта намеренного ухудшения жилищных условий уполномоченный орган местного самоуправления направляет в организации и учреждения соответствующие запросы. Однако, как справедливо указывается в правовой науке, если гражданин обратится в суд, вряд ли органу местного самоуправления удастся доказать, что эти действия совершены с намерением приобретения права состоять на учете.
Таким образом, не разработано правовых механизмов, позволяющих не только однозначно доказать, что имело место намеренное ухудшение жилищных условий с целью приобретения права состоять на учете, но и выявить сам факт ухудшения жилищных условий. Сегодня отсутствует уполномоченный орган, который мог бы предоставлять органам местного самоуправления исчерпывающую информацию о том, что за последние пять лет заявителями действий, повлекших уменьшение обеспеченностью жилыми помещениями, не совершалось. В связи с этим возможность применения ст. 53 Жилищного кодекса Российской Федерации существенным образом ограничена.
Следует отметить, что толкование ст. 53 Жилищного кодекса Российской Федерации не позволяет ответить и на вопрос о том, кто вправе квалифицировать действия лица как намеренное ухудшение жилищных условий и кто должен доказывать наличие (отсутствие) умысла на совершение намеренных действий, в результате которых гражданин может быть признан нуждающимся в жилом помещении: сам гражданин или же орган, полномочный принимать подобного рода решения.
В настоящий момент данный вопрос решается органами местного самоуправления самостоятельно. При этом региональный законодатель исходит из того, что если граждане совершают действия, направленные на ухудшение жилищных условий, то такие действия следует считать намеренными и совершенными с целью приобретения права состоять на учете. Что, как представляется, противоречит требованиям ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Поскольку законодательство исходит из презумпции добросовестности участников гражданского оборота, то полагаем, что ее опровержение, а следовательно, и установление факта намеренного ухудшения жилищных условий возможно только в судебном порядке по заявлению соответствующего органа местного самоуправления.
Как и иное злоупотребление правом, намеренное ухудшение жилищных условий порождает для лица, его совершившего, неблагоприятные правовые последствия. На основании ст. 53, 54 Жилищного кодекса Российской Федерации, во-первых, таким лицам отказывается в принятии на учет, во-вторых, они принимаются на учет нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через пять лет со дня совершения намеренных действий. Кроме того, если в судебном заседании установлен факт намеренного ухудшения жилищных условий, то в соответствии с п. 2 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации суду следует отказать в защите права лица состоять на учете нуждающихся в жилых помещениях. Следует отметить, что неистечение пятилетнего срока со дня совершения действий, повлекших намеренное ухудшение жилищных условий, является основанием для отказа в принятии на учет нуждающихся в жилых помещениях, но не позволяет принять решение о снятии с учета нуждающихся в жилых помещениях. Лица, принятые на учет до истечения пятилетнего срока со дня совершения действий, повлекших намеренное ухудшение жилищных условий, могут быть сняты с него лишь на основании п. 6 ч. 1 ст. 56 Жилищного кодекса Российской Федерации, если ими были предоставлены недостоверные сведения либо установлен факт неправомерных действий должностных лиц органов местного самоуправления, осуществляющих учет граждан, нуждающихся в жилых помещениях.
Лаконичность положений ст. 53 Жилищного кодекса Российской Федерации порождает социальные и юридические проблемы, обусловливает возможность злоупотребления как со стороны органов местного самоуправления, создавая неограниченные возможности для усмотрения должностных лиц и возникновения коррупционных правоотношений, так и со стороны заявителей. Поскольку установить и доказать факт намеренного ухудшения жилищных условий с целью приобретения права состоять на учете нуждающихся в жилых помещениях практически невозможно, последние, желая прежде всего реализовать возможность участия в федеральных целевых программах по улучшению жилищных условий отдельных категорий граждан, используют дефекты ст. 53 Жилищного кодекса Российской Федерации и без каких-либо последствий совершают действия по отчуждению принадлежащих им жилых помещений.
На основании изложенного в целях исключения возможных злоупотреблений, определения круга обстоятельств, подлежащих выяснению при решении вопроса принятия на учет нуждающихся в жилых помещениях, считаем целесообразным рассмотреть возможность внесения изменений в ст. 53 Жилищного кодекса Российской Федерации, определив исчерпывающим образом перечень действий, квалифицируемых как намеренное ухудшение жилищных условий.

Читать еще -->  Транспортный налог для многодетных семей льготы

@анастасия,
Здравствуйте, Анастасия!
В соответствии со ст.53 (Последствия намеренного ухудшения гражданами своих жилищных условий) Жилищного кодекса РФ (ред. от 28.12.2013) граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий. Т.е. если Вы пропишите мужа с сыном в квартире мамы, где в данный момент у нее более учетной нормы, а после прописки станет гораздо меньше и Вы обратитесь в органы власти о признании Вас нуждающимися, то это будет признано намеренным ухудшением жилищных условий со всеми вытекающими из этого последствиями.
С уважением, Клуб Бессонова.

Адвокатский кабинет — АМУЛЕТ

Итак, что же понимается под таким ухудшением? Согласно ч. 2 ст. 10 Закона города Москвы от 14 июня 2006 года N 29 «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения (в ред. Законов г. Москвы от 24.01.2007 N 2, от 18.06.2008 N 24, от 24.09.2008 N 45, от 27.01.2010 N 2, от 08.09.2010 N 37) к таковому действию относятся:

Как видим из приведенного текста Закона, понятие намеренного ухудшения жилищных условий, описано достаточно пространно и позволяет широко толковать попадающие под его действие случаи. Из сказанного можно сделать вывод о том, что намеренным или преднамеренным ухудшением жилищных условий является добровольное и сознательное действие, направленное на отказ от принадлежащей гражданину на праве собственности или пользования жилой площади, с целью сделать себя таким образом нуждающимся в получении жилого помещения или нуждающимся в улучшении жилой площади.

Намеренное ухудшение жилищных условий военнослужащих

​Нормами Российского права закреплено, что вопрос о принятии военнослужащих, которые намеренно изменили в худшую сторону условия своего проживания для приобретения права на признание их лицами, нуждающимися в предоставлении большей по размеру жилой площади, может быть решен положительно только после истечении пятилетнего срока, отсчет которого начинается со дня осуществления указанных действий. Ни в одном нормативном акте такому понятию, как «умышленное ухудшение условий для проживания», толкования не дано. Поэтому каждый случай изменения офицером (или прапорщиком) условий своего размещения в жилом помещении, который повлек значительное уменьшение жилой площади, должен быть рассмотрен индивидуально, если требуется принять решение об обеспечении этого военнослужащего жилым помещением или предоставлении ему жилья большего по площади размера (с учетом действующих норм обеспечения).

На практике встречаются и иные примеры намеренного ухудшения условий проживания, поэтому вышеприведенный перечень не является исчерпывающим. Должностные лица, рассматривающие ходатайство о включении военнослужащего в реестр лиц, нуждающихся в улучшении условий проживания, могут отказать в его удовлетворении, если факты умышленного ухудшения условий проживания будут установлены и подтверждены в установленном порядке.

Ссылка на основную публикацию